19 апреля, 2019 $ 63.96, € 71.92
Свет в конце туннеля
На третьем году кризиса вроде мы уже свыклись с ним и не сетуем на тяжелые времена (да и когда они были легкими?). Наконец затянувшееся ожидание чего-то лучшего, кажется, начинает сбываться. Начавшаяся в 2014-м «новая реальность» переформатировала под себя рынок труда, структуру потребления и мозги россиян. Эта совокупность факторов сформировала то «послевкусие», которым запомнится текущий оборот Земли вокруг Солнца. Наш корреспондент подводит промежуточные итоги 2017-го и выясняет, какие в нем господствовали тренды и какие были самые яркие проявления «специфики момента» 

Текст: Евгений СМИРНОВ 
Фото: pixabay.com 

 На торной дороге 

Если, оглядываясь назад, попытаться нарисовать портрет 2017-го широкими мазками, картина получится достаточно ровная. Российская экономика, перестав катиться вниз и спотыкаться на ухабах санкций и скачков валютного курса, вышла на некую торную дорогу. 

Так, ученые из Высшей школы экономики утверждают, что со второго полугодия 2016-го экономика «оттолкнулась от дна». Нефтяная конъюнктура тому благоприятствовала: год назад колебавшийся около 50 долларов баррель перевалил за 60 долларов. Экономика по итогам года может вырасти на 1,8% по сравнению с падением на 0,2% в прошлом. 30 ноября премьер Дмитрий Медведев заявил: экономика вышла из рецессии. Чиновники утверждают, что в нынешнем году происходит рост реальных доходов и реальных зарплат на фоне рекордно низкой инфляции (меньше 3%). Хотя не все разделяют такой оптимизм (например, директор института «Центр развития» ВШЭ Наталья Акиндинова считает, что в ближайшие месяцы нас скорее ждет продолжение стагнации, чем новое оживление), хочется в него верить. 

Россия приспособилась и к внешнему прессингу. «Действительно, живем в атмосфере рестрикций и санкций, но при этом извлекаем пользу из этого, адаптируем нашу экономику и завершили процесс адаптации нашей экономики к этим условиям таким образом, что удалось выйти из отрицательной динамики роста – траектории падения и перейти в траекторию роста», – заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в эфире «Россия 24» 14 декабря. Достойное противостояние внешним шокам можно назвать одним из достижений экономики России, следующий этап – ее дальнейшее развитие при сохранении полученных результатов, заявил главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик в комментарии РИА «Новости». «Ключевое достижение последних лет – это адаптация к очень сильным шокам, возможность совладать с кризисом даже выше тех ожиданий, которые были», – уверен он. «Экономика выдержала внешнее давление как со стороны цен на нефть, так и со стороны ограничительных мер по отношению к России. В целом, несмотря на определенный период спада, сейчас наблюдается восстановление. Более того, текущий год можно обозначить как один из наиболее успешных с точки зрения ключевых макроиндикаторов», – сказал Лисоволик. 

Это с одной стороны. А с другой – заезженной мантры про то, что «кризис – это новые возможности», уже давно не слышно. «В целом, несмотря на некоторые свидетельства оживления российской экономики, в ней сохраняются явные признаки перенесенной «голландской болезни» (диспропорций в результате роста цен на углеводороды. – Прим. авт.), серьезные структурные перекосы, что требует создания условий для структурной перестройки экономики, увеличения в ней доли секторов – драйверов экономического роста, прежде всего обрабатывающей промышленности, сектора высокопроизводительных услуг, а также образования и здравоохранения», – констатировали эксперты в октябрьском бюллетене Вышей школы экономики. В 2017 году на бизнесе негативно сказывались макроэкономические факторы: уменьшение бюджетных трат, высокие ставки кредитов, общее уменьшение деловой активности и усиление налогового прессинга. Для развития бизнеса так и не решены фундаментальные проблемы: административные барьеры, непрозрачные налоговая и судебная системы, рентные отношения с контрольно-надзорными органами, недостаток оборотных средств и сложности с доступом к кредитным финансовым ресурсам. По словам бизенс-омбудсмена Бориса Титова, главные проблемы сегодня – незаконное уголовное преследование предпринимателей, высокая фискальная нагрузка и теневой сектор экономики. 

Так или иначе, большинство прошедших испытание на прочность деловых людей наконец нащупали почву под ногами. Эксперты отмечают, что успешное развитие в порой невыносимо тяжелых условиях создает новую модель предпринимательства: мобильную, клиентоориентированную, стрессоустойчивую, способную справляться с любыми кризисами. 

 Бес в деталях 

Но давайте обратимся к нюансам. Опрошенные нами ученые-экономисты затруднились назвать «знаковые» решения, которые предопределят развитие бизнеса на годы. Согласитесь, трудно к таким отнести введение онлайн-касс, продление ЕНВД до 2021 года или увеличение лимита для перехода на «упрощенку». Не дотягивает до «знакового» переформатирование отношений между ретейлерами и поставщиками. Все же эти меры скорее проходят по разряду косметических, что и неудивительно: нельзя ждать от экономического блока правительства радикальных шагов в предвыборный год. 

Банк России высокими процентными ставками на протяжении года поддерживал валютный курс, зафиксировав сложившийся паритет между интересами производителя и потребителя. При этом регулятор продолжил переход от умеренно жесткой денежно-кредитной политики к нейтральной. Ключевая ставка, в январе находившаяся на уровне 10%, к концу октября снизилась до 8,25%. А глава Банка России Эльвира Набиуллина отмечала, что этот показатель может в 2019 году опуститься до 6,5–7%. 

Поскольку курс национальной валюты был стабильным, а реальные доходы практически перестали падать, россияне смогли приблизиться к существовавшим еще несколько лет назад стандартам потребления. Если в последние два года жители страны были вынуждены экономить, то сейчас смогли чуть ослабить уже донельзя затянутые пояса. В том числе в этом сыграла роль индексация зарплат в рамках майских указов. Противоречивые оценки получают усилия властей по расчистке банковского сектора от проблемных игроков. ЦБ с приходом в июне 2013 года новой главы – Эльвиры Набиуллиной – вывел из системы более 340 банков. Только с начала года лишились лицензий несколько десятков кредитных организаций – не только мелкие, но и ряд средних и крупных, которые имели подразделения в Смоленске. «Очищение» экономики продолжается и в других сферах. Так, количество банкротств в России почти достигло исторического максимума, установленного в 2009 году, сообщил РБК в ноябре. В третьем квартале оно увеличилось до 3227. Это на 12,4% больше, чем год назад. 

Результаты усилий по созданию благоприятного предпринимательского климата тоже не превзошли ожиданий. Так, по данным бизнес-омбудсмена Бориса Титова, действие моратория на проведение плановых проверок, так называемых «надзорных каникул», повлекло за собой рост числа иных видов инспекций: внеплановых, прокурорских, рейдовых, по заявлению граждан, а также административных расследований. По данным Смоленской обладминистрации, озвученным на совещании в декабре, число плановых проверок субъектов предпринимательской деятельности в нынешнем году по сравнению с прошлогодними показателями сократилось с 1336 до 815. Что же касается внеплановых проверок, то их количество, напротив, увеличилось с 7886 в прошлом году до 8093 в 2017-м. Рост – 207. То есть получается, что ежегодно проверяют практически каждого четвертого предпринимателя. 

 Что год грядущий нам готовит? 

Согласно консенсус-прогнозу газеты «Известия», обнародованному в ноябре, цены на нефть, от которых во многом продолжает зависеть самочувствие российской экономики, в следующем году, вероятно, продолжат рост. Впрочем, слишком удачная конъюнктура на рынке углеводородов для России тоже не очень хорошо, так как избыточное поступление нефтегазовых доходов понижает мотивацию к диверсификации экономики, отмечает издание. 

Устойчивость рубля едва ли будет поколеблена: большинство специалистов полагают, что значительных курсовых скачков ничто не предвещает. В частности, об этом говорил министр экономического развития России Максим Орешкин. Однако и здесь есть скептики: по мнению руководителя Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василия Колташова, в 2018 году мы можем столкнуться с курсом 90 руб. за доллар. 

Первые лица государства неоднократно заявляли ранее, что налоговая нагрузка на бизнес не должна расти и новые налоги вводиться не будут. Но при дефицитном государственном бюджете ждать снижения налогов или даже сохранения сегодняшнего уровня налоговой нагрузки просто нереально. Только в следующем году, по подсчетам ведущих бизнес-объединений (Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), «Деловой России», Торгово-промышленной палаты и «Опоры России»), фискальные выплаты вырастут на 150–175 млрд рублей. Дело в том, что в законе о бюджете на 2018 год вводится сразу три новых платежа: пошлины на импорт станков и оборудования, утилизационный сбор (7%) на средства производства тяжелого и энергетического машиностроения, инвестиционный сбор (25%) в морских портах. Уже существующие сборы индексируются: например, утилизационный сбор на автомобили – на 15%. На 11% вырастут страховые взносы для индивидуальных предпринимателей. 

Впрочем, как отмечает известный российский предприниматель Дмитрий Потапенко: «Два года назад было 50 нетарифных сборов, а сейчас – 74. Но налоги-то не повышали!.. Поэтому предпринимательство среднее и мелкое, по нашим оценкам, от 49% до 51% – в «черной» зоне, когда люди перестают регистрироваться и где-либо «светиться». Обслуживают людей без кассовых аппаратов и платят не налоги, а мзду всем надзорным и контролирующим органам – и спокойно работают. И это всех устраивает». «Глобальную» налоговую реформу отложили на время после выборов. После споров (например, Минфин предлагал снизить страховые взносы в обмен на рост НДС) вопрос решили заморозить, пишут центральные СМИ, – слишком много проблем это влечет за собой. Но дискуссия о налоговой реформе еще может продолжиться – уже в новом правительстве. Тем временем в стране продолжается дискуссия о проведении экономических реформ, появилось несколько площадок, где пошло обсуждение стратегий, которые могут быть предложены президенту. Среди разработчиков – Алексей Кудрин со своим Центром стратегических разработок, Торгово-промышленная палата, Столыпинский клуб и Временная комиссия Совета Федерации по мониторингу экономического развития. 

Не минет нашу страну и глобальный тренд – подспудно происходящая трансформация привычных моделей хозяйствования в «цифрономику». В нашем регионе эти новые веяния пока не так уж заметны. Все эти «Сколково», биткоины и прочие модные слова вроде как пока не очень про нас. Но выбора-то нет: благодаря инновациям Россия уже в пределах десяти лет может стать сильнейшей державой мира с точки зрения экономики, заявил недавно первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов. «Мне представляется, что мы сейчас входим в завершающую стадию огромного перехода для России к инновационной экономике, – сказал Шувалов. – Какой это будет путь, сколько лет – это зависит от нас с вами, от внешних обстоятельств. Я надеюсь, что это не так долго, это в пределах одного десятилетия можно сделать. Но мы входим в эту полосу, в завершающую полосу этого длинного, сложного перехода. Соответственно, если это так, это в пределах моих размышлений, то и ценности еще претерпевают определенные изменения, трансформацию, новые оттенки. И это будет длиться еще не один год», – отметил первый вице-премьер. Как говорится, его бы слова – да богу в уши. 

Один из местных экспертов, пожелавший сохранить анонимность, отметил, что делать прогнозы в нашей стране сложно из-за непредсказуемости нашей власти на местах. Отчасти это напоминает игру в «угадайку». Можно было ожидать оживления в конце этого года и начале будущего – перед выборами. Но серьезных решений, способных повлиять на экономику, не принимается. Разве что решения о поддержке семьи и пособии на рождение первого ребенка, но его влияние на потребительский спрос может быть весьма ограниченным. То же и с индексацией зарплат бюджетников на 4%. Весьма скромным будет и влияние решения о повышении минимального размера оплаты труда до 85% прожиточного минимума с 2018 года и до 100% с 2019 года (с начала следующего года «минималка» будет установлена в размере 9489 руб.). «Да, кредиты стали доступнее, но выплачивать их не стало легче из-за падения рынка. Поддержка государства есть, особенно в сельском хозяйстве, но успехи имеют место в основном там, где власти не мешают сельхозпроизводителям. Можно отметить и определенные успехи на ниве импортозамещения. Слава богу и санкциям, хоть курятины, индюшатины и свинины у нас теперь своей хватает. Хотя для производителей встает и проблема сбыта – по некоторым позициям они уже работают в ноль. Пессимизм мой происходит еще из-за того, что мы до сих пор вкладываем деньги в ценные бумаги правительства США, значительные пакеты акций таких компаний, как «Сухой», «МиГ», «Калашников», принадлежат иностранным инвестфондам», – отметил наш собеседник. 

Подробнее о том, что ждет бизнес в 2018-м, читайте в первом номере будущего года.

Возврат к списку


Мы используем cookie для наилучшего представления нашего сайта. Если вы продолжите использовать сайт, мы будем считать что вас это устраивает. Вы можете просматривать сайт без использования куки (cookie) с частичной потерей функциональности в приватном режиме вашего браузера